Анекдоты про литературных персонажей

Выходит на китайскую границу русский богатырь и кричит:

– Эй, сто тыщ китайцев, айда за сопку драться.

Китайцы собрались и пошли. Через пару дней из за сопки выходит русский богатырь и кричит:

– Эй, сто тыщ китайцев, айда за сопку драться.

Китайцы собрались.

Через пару дней выходит опять русский богатырь и кричит:

– Эй, сто тыщ китайцев, айда за сопку драться.

Собрались китайцы, вдруг из за сопки выползает недобитый китаец и из последних сил стонет:

– Не ходите, это засада – их там двое!

1

Пошел Иван царевич счастья искать за тридевять земель… Шел он три дня и три ночи по пустыне сахарской. И захотелось пить ему. Увидел Иван колодец на горизонте, подошел к нему и склонился, чтоб водички попить. Тут вдруг тень какая то возникла перед ним. Оборачивается Иван – видит: Змей Горыныч огромный и страшный позади него стоит. Вынул тогда наш герой свой меч и давай рубить гадюку эдакую. Срубает голову – у того две вырастают, две рубит – четыре новых появляются. Три дня схватка была, и в итоге не выдержал Иван, бросил меч свой наземь и говорит страшилищу:

– Все, одолел ты меня, гад ползучий, собака небритая. Делай все, что хочешь, со мной, осел плешивый, нет сил с тобой больше драться, ирод проклятый.

А Змей Горыныч его спрашивает:

– А ты чего к колодцу то пришел?

– Да как чего? Воды попить!

– Ну и кто тебе мешал???

2

Густой, дремучий лес. Узкая дорога. Едет на своей кляче Д’Артаньян. Навстречу ему Илья Муромец на коне.

Д’Артаньян:

– Месье, я – подданный великой Франции, Вы обязаны меня пропустить!

Илья Муромец:

– Уйди, дурак.

Д’Артаньян:

– Господин, я – королевский мушкетер, Вы обязаны уступить мне дорогу.

Илья Муромец:

– Уйди, дурак, я тороплюсь!

Д’Артаньян:

– Месье, если вы не уступите мне дорогу, я буду вынужден вызвать вас на дуэль и убить!

Они уходят за кусты. Через 5 минут выходит из за кустов Илья Муромец, вытирает меч и ворчит:

– Хулиганье, чуть глаза проволокой не выколол…

0

Развилка, на ней лежит камень с надписью: «Направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – себя потеряешь, прямо пойдешь – оба погибнете».

Задумался Илья Муромец, буйну головушку повесил… И решил богатырь направо ехать.

Повернул коня направо, а он вдруг и молвит человеческим голосом:

– Знаешь что, Илюша, иди ты на фиг, давай дальше пешком без меня!

5

Крокодил Гена приходит в зоомагазин:

– Пожалуйста, две пачки «Чаппи», банку «Китикэт», корм для попугайчиков, хомячков и сухопутных черепах, сушеный мотыль…

Продавец упаковывает товар и удивляется:

– Сколько же у вас животных?

– Всего одно. Я просто пытаюсь понять, что это…

2

Печкин приходит к коту Матроскину и видит на огороде рогатых котят. Удивился и спрашивает:

– Чего это у тебя котята рогатые прыгают?

Матроскин отвечает:

– Моя корова, что хочу, то и делаю.

2

Однажды Пушкин переоделся Гоголем... тьфу, ....... ........ мать!

2

Снится однажды Герцену сон. Будто эмигрировал он в Лондон, и живётся ему там очень хорошо. Купил он будто собаку бульдожьей породы. До того злющий пёс — сил нет: кого увидит, на того и бросается. И уж если достигнет, вцепится мёртвой хваткой — всё, можешь бежать заказывать панихиду. И вдруг, будто он уже не в Лондоне, а в Москве: идёт по Тверскому бульвару, чудище своё на поводке держит, а навстречу Лев Толстой... И надо же, тут на самом интересном месте пришли декабристы и разбудили.

0

Лев Толстой очень любил детей. Однажды он шёл по Тверскому бульвару и увидел идущего впереди Пушкина. Пушкин, как известно, ростом был невелик. “Конечно, это уже не ребёнок, это скорее подросток, — подумал Толстой. — Всё равно, дай догоню и поглажу по головке.” И побежал догонять Пушкина. Пушкин же, не зная Толстовских намерений, бросился наутёк. Пробегая мимо городового, сей страж порядка был возмущён неприличной быстротой в людном месте и бегом устремился вслед с целью остановить. Западная пресса потом писала, что в России литераторы подвергаются преследованию со стороны властей.

1

Пушкин был не то что ленив, а склонён к мечтательному созерцанию. Тургенев же — хлопотун ужасный, вечно одержимый жаждой деятельности. Пушкин этим частенько злоупотреблял. Бывало, лежит на диване, входит Тургенев. Пушкин ему: — “Иван Сергеич, не в службу, а в дружбу — за пивом не сбегаешь?” — И тут же спокойно засыпает обратно. Знает: не было случая, чтоб Тургенев вернулся. То забежит куда-нибудь петицию подписать, то к нигилистам на заседание, то на гражданскую панихиду. А то испугается чего-нибудь и уедет.

1

Однажды Лев Толстой спросил Достоевского, царство ему небесное: — “Правда, Пушкин — плохой поэт?” - “Неправда”, — хотел ответить Ф.М., но вспомнил, что у него не открывается рот с тех пор, как он перевязал свой треснувший череп, и промолчал. “Молчание — знак согласия,” — сказал Лев и ушёл.

Тут Фёдор Михайлович, царство ему небесное, вспомнил, что всё это ему приснилось во сне, но было уже поздно.

0

Ф. М. Достоевский, царство ему небесное, страстно любил жизнь. Она его, однако, отнюдь не баловала, поэтому он часто грустил. Те же, кому жизнь улыбалась (например, Лев Толстой), не ценили этого, постоянно отвлекаясь на другие предметы. Например, Лев Толстой очень любил детей. Они же его боялись. Они прятались от него под лавку и шушукались там: “Робя, вы этого дяденьку бойтесь. Ещё как трахнет костылём!” Дети любили Пушкина. Они говорили: “Он весёлый! Смешной такой!” И гонялись за ним босоногой стайкой. Но Пушкину было не до детей. Он любил один дом на Тверском бульваре, одно окно в этом доме... Он мог часами сидеть на широком подоконнике, пить чай, смотреть на бульвар... Однажды, направляясь к этому дому, он поднял глаза и на своём окне увидел — себя! С бакенбардами, с перстнем на большом пальце! Он, конечно, сразу понял, кто это. А вы?

0

Однажды Лермонтов купил яблок, пришёл на Тверской бульвар и стал угощать присутствующих дам. Все брали и говорили “Merci”. Когда же подошла Наталья Николаевна с сестрой Александриной, от волненья он так задрожал, что яблоко упало из его руки к её ногам (Нат. Ник., а не Алекс.). Одна из собак схватила яблоко и бросилась бежать. Александрина, конечно, побежала за ней.

Они были одни — впервые в жизни (Лерм., конечно, с Нат. Ник., а не Алекс. с собакой). (Кстати, она (Алекс.) её не догнала).

-2

Лев Толстой очень любил детей. Однажды он играл с ними весь день и проголодался. Пришёл к жене. “Сонечка, — говорит, — ангельчик, сделай мне тюрьку.” Она возражает: — “Лёвушка, ты же видишь, я “Войну и мир” переписываю”. “А-а! — возопил он, — так я и знал, что тебе мой литературный фимиам дороже моего “Я!” И костыль задрожал в его судорожной руке.

0

Однажды Ф. М. Достоевский, царство ему небесное, сидел у окна и курил. Докурил и выбросил окурок в окно. Под окном у него была керосиновая лавка, и окурок угодил как раз в бидон с керосином. Пламя, конечно — столбом. В одну ночь пол Петербурга сгорело. Ну, посадили его, конечно. Отсидел, вышел. Идёт в первый же день по Петербургу, навстречу — Петрашевский. Ничего ему не сказал, только пожал руку и в глаза посмотрел со значением.

-1

Пушкин часто бывал в гостях у Вяземского, подолгу сидел на окне, всё видел и всё знал. Он знал, что Лермонтов любит его жену. Поэтому считал не вполне уместным передать ему лиру. Думал Тютчеву послать за границу — не пропустили: сказали: не подлежит — имеет художественную ценность. А Некрасов ему как человек не нравился.

Вздохнул и оставил лиру у себя.

-1

Счастливо избежав однажды встречи со Львом Толстым, идёт Герцен по Тверскому бульвару и думает: — “Всё же жизнь иногда прекрасна.” Тут ему под ноги — огромный чёрный котище — и враз сбивает с ног! Только встал, отрясает с себя прах — налетает свора чёрных собак, бегущая за этим котом, и вновь повергает на землю. Вновь поднялся будущий издатель “Колокола” — и видит: навстречу на вороном коне гарцует сам владелец собак — поручик Лермонтов. “Конец”, — мыслит автор “Былого и дум”, — “сейчас они разбегутся, — и...” Ничуть не бывало. Сдержанный привычной рукой, конь строевым шагом проходит мимо и, только, почти уже по миновании Герцена, размахивается хвостом и — хрясть по морде! Очки, натурально, летят в кусты. “Ну, это ещё полбеды,” — думает бывший автор “Сороки-воровки”, отыскивает очки, водружает себе на нос — и что же видит посреди куста? Ехидно улыбающееся лицо Льва Толстого! Но Толстой ведь не изверг был. “Проходи, — говорит, — проходи, бедолага,” — и погладил по головке.

0

Однажды Чернышевский видел из окна своей мансарды, как Лермонтов вскочил на коня и крикнул: — “В Пассаж!” — “Ну и что же,” — подумал Чернышевский, — вот, Бог даст, революция будет, тогда и я так-то крикну!” — И стал репетировать перед зеркалом, повторяя на разные манеры: — “В ПАССАЖ! — В пассаж! — В пассАЖ!!! — в ПаССССажж..... в па..... ССаАаАа!!! Ж!!! --- ВВВввв-ввВ ПассажвпассажвпассажвпассажвпассажжЖ...!...”

0

Гоголь только под конец жизни о душе задумался, а смолоду у него вовсе совести не было. Однажды невесту в карты проиграл. И не отдал.

0

Лермонтов любил собак. Ещё он любил Наталью Николаевну Пушкину. Только больше всего он любил самого Пушкина. Читал его стихи и всегда плакал. Поплачет, а потом вытащит саблю и давай рубить подушки! Тут и любимая собачка не попадайся под руку — штук сорок так-то зарубил.

А Пушкин ни от каких стихов не плакал. Ни за что.

0

Загружаем ...

Анекдотов больше нет

Анекдотов больше нет